Get Adobe Flash player
<<<Мы Вконтакте>>>
Добавить сайт в Избранное!

Главная>Учебники и самоучители 1-25 26-50 51-75>Елисеева В. В. "Лексикология английского языка"

Елисеева В. В. "Лексикология английского языка"

Здесь вы можете бесплатно скачать книгу: Елисеева В. В. "Лексикология английского языка".

Описание: Предметом лексикологии, как следует из самого названия этой науки, является слово (греч. leksis , leksicos — слово, выражение; logos — учение). Таким образом, лексикология рассматривает словарный (лексический) состав языка в разных аспектах. Принято различать общую и частные лексикологии. Первая, именуемая по-английски general lexicology , является разделом общего языкознания, изучающим словарный состав любого языка, то, что относится к лексическим универсалиям. Частная лексикология ( special lexicology ) занимается исследованием вопросов, связанных с вокабуляром одного, в нашем случае английского, языка. Так, общая лексикология может рассматривать, например, принципы синонимических или антонимических отношений в языке, в то время как лексикология частная займется особенностями именно английских синонимов или антонимов.

И общие, и частные проблемы словарного состава можно анализировать в различных аспектах. Прежде всего к любому явлению можно подходить с синхронической или диахронической точки зрения. Синхронический подход предполагает, что характеристики слова рассматриваются в рамках определенного периода или какого-то одного исторического этапа их развития. Такое изучение словарного состава называют еще описательным, или дескриптивным (англ, descriptive lexicology ). Диахроническая, или историческая, лексикология ( historical lexicology ) занимается изучением исторического развития значений и структуры слов.

Сопоставлением лексических явлений одного языка с фактами другого или других языков занята лексикология сопоставительная, или контрастивная ( contrastive lexicology ). Цель таких исследований—проследить пути пересечения или расхождения лексических явлений, свойственных избранным для сопоставления языкам.

Выбор подхода к изучению лексического состава языка обусловлен теми задачами, которые ставит перед собой исследователь. При этом часто привлекаются данные, полученные в смежных с лексикологией разделах языкознания. Так, на значение слова или определение его границ влияют его фонетические характеристики, такие как качество фонем, ударение, порядок фонем и т. д. Фонетические изменения в диахронии и редукция окончаний нередко приводили к совпадению основ, как это произошло, например, с древнеанглийским глаголом carian и существительным с ur а, известным в современной форме саге. В конечном счете такие изменения способствовали смене флективного строя языка на аналитический, появлению новых словообразовательных способов, например конверсии.

Год выпуска: 2003

Содержание:

Введение ЛЕКСИКОЛОГИЯ КАК ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ДИСЦИПЛИНА

Глава 1 ЗНАЧЕНИЕ СЛОВА
1. Общее определение значения
2. Типы и виды значения
2.1. Грамматическое и лексическое значение слова
2.2. Денотативное и коннотативное значение
3. Внутренняя форма (мотивировка) слова
3.1. Виды мотивировки
3.2. Утрата мотивировки (деэтимологизация)
3.3. Ложная этимологизация

Глава 2 ИЗМЕНЕНИЕ ЗНАЧЕНИЯ СЛОВА
1. Сущность переосмысления значения слова
2. Экстралингвистические причины изменения значения слова
3. Лингвистические причины изменения значения слова
3.1. Причины изменения объема значения слова
3.2. Перенос наименования — основа сдвига значения
3.2.1. Импликационный тип переноса
3.2.2. Квалификационный тип переноса
4. Результаты изменения значения

Глава 3 МНОГОЗНАЧНОСТЬ (ПОЛИСЕМИЯ) СЛОВА
1. Понятие полисемии
1.1. Полисемия и широкозначность
1.2. Полисемия и контекст
1.2.1. Общее определение контекста
1.2.2. Типы контекста
2. Полисемия как синхронное явление
2.1. Типы значений многозначного слова
3. Полисемия в диахроническом освещении
3.1. Исходное и производное значения
3.2. Пути развития многозначности
3.3. Распад полисемии

Глава 4 СИСТЕМНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В ЛЕКСИКЕ
1. Омонимия
1.1. Понятие омонимия
1.2. Типы омонимов
2. Синонимия
2.1. Основные признаки синонимичности слов
2.2. Типы синонимов
3. Антонимия
3.1. Понятие антонимии
3.2. Типы антонимов
4. Паронимия
4.1. Понятие паронимии
4.2. Паронимия и парономазия

Глава 5 ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЙ ФОНД СЛОВАРНОГО СОСТАВА АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА
1. Понятие фразеологической единицы
2. Типы фразеологических единиц
2.1. Структурные типы фразеологических единиц
2.2. Функциональные типы фразеологических единиц
2.3. Семантические типы фразеологических единиц
3. Границы фразеологического фонда
3.1. Традиционные словосочетания
3.2. Единицы типа to have a smoke
3.3. Глагольно-постпозитивные сочетания типа give in

Глава 6 СТРУКТУРА АНГЛИЙСКОГО СЛОВА
1. Морфологическая структура слова
1.1. Типы и виды английских морфем
1.2. Морфологическая членимость слова
2. Словообразовательная структура слова
2.1. Основа слова: понятие и типы
2.2. Словообразовательная модель

Глава 7 СЛОВООБРАЗОВАНИЕ
1. Основные понятия словообразования
1.1. Понятие производящей основы
1.2. Классификации способов словообразования
2. Линейные модели словообразования
2.1. Аффиксация
2.2. Словосложение
2.3. Разграничение сложных слов и словосочетаний
3. Нелинейные модели словообразования
3.1. Реверсия
3.2. Конверсия
3.3. Сокращение
3.4. Словослияние

Глава 8 ГЕНЕТИЧЕСКИЙ СОСТАВ И ПУТИ ПОПОЛНЕНИЯ АНГЛИЙСКОГО ВОКАБУЛЯРА
1. Генетический состав лексики современного английского языка
1.1. Понятие исконно английского слова
1.2. Заимствование в лексике английского языка
1.2.1. Классификация по источнику заимствования
1.2.2. Классификации по степени ассимилированности заимствований
2. Пути пополнения словарного состава современного английского языка

Введение
ЛЕКСИКОЛОГИЯ КАК ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ДИСЦИПЛИНА

Предметом лексикологии, как следует из самого названия этой науки, является слово (греч. leksis, leksicos — слово, выражение; logos — учение). Таким образом, лексикология рассматривает словарный (лексический) состав языка в разных аспектах. Принято различать общую и частные лексикологии. Первая, именуемая по-английски general lexicology, является разделом общего языкознания, изучающим словарный состав любого языка, то, что относится к лексическим универсалиям. Частная лексикология (special lexicology) занимается исследованием вопросов, связанных с вокабуляром одного, в нашем случае английского, языка. Так, общая лексикология может рассматривать, например, принципы синонимических или антонимических отношений в языке, в то время как лексикология частная займется особенностями именно английских синонимов или антонимов.

И общие, и частные проблемы словарного состава можно анализировать в различных аспектах. Прежде всего к любому явлению можно подходить с синхронической или диахронической точки зрения. Синхронический подход предполагает, что характеристики слова рассматриваются в рамках определенного периода или какого-то одного исторического этапа их развития. Такое изучение словарного состава называют еще описательным, или дескриптивным (англ, descriptive lexicology). Диахроническая, или историческая, лексикология (historical lexicology) занимается изучением исторического развития значений и структуры слов.
Сопоставлением лексических явлений одного языка с фактами другого или других языков занята лексикология сопоставительная, или контрастивная (contrastive lexicology). Цель таких исследований—проследить пути пересечения или расхождения лексических явлений, свойственных избранным для сопоставления языкам.
Выбор подхода к изучению лексического состава языка обусловлен теми задачами, которые ставит перед собой исследователь. При этом часто привлекаются данные, полученные в смежных с лексикологией разделах языкознания. Так, на значение слова или определение его границ влияют его фонетические характеристики, такие как качество фонем, ударение, порядок фонем и т. д. Для примера достаточно сравнить пары сор/соре, hut/ heart или вспомнить, что в начале английских слов невозможны звуки [dl], [?], или [?l], а в конце — звуки [h] или [w]. Фонетические изменения в диахронии и редукция окончаний нередко приводили к совпадению основ, как это произошло, например, с древнеанглийским глаголом carian и существительным сurа, известным в современной форме саге. В конечном счете такие изменения способствовали смене флективного строя языка на аналитический, появлению новых словообразовательных способов, например конверсии.
Грамматическая форма может оказаться смыслоразличительной, например arm — arms (arms and hands; coat of arms); genius — genii, geniuses; open (open the door; the open door). С другой стороны, грамматическое значение может быть выражено лексическим способом (We are going there tomorrow вместо We shall go there или Gone today, forgotten tomorrow), при этом форма передачи будущего времени та же, что и в We are going there now, т. е. при употреблении настоящего продолженного времени. Лексикализация грамматической формы влияет на характер функции слова, при этом лексическое значение часто оказывается ослабленным. Это хорошо видно на примере модального глагола sculan (современная форма — shall), преобладающая функция которого является вспомогательной.

Необходимость отбора лексических средств в зависимости от обстоятельств речи обусловливает связь лексикологии со стилистикой, хотя лексикология изучает причины и способы развития новых оттенков значений, придающих речи выразительность, а стилистика главным образом занимается характером функционирования этих средств в тексте. Например, с точки зрения лексикологии слова father и dad являются синонимами, различающимися оттенком значения, но для стилистического анализа важно то, что данный оттенок заставляет эти слова функционировать в разных сферах речи (разговорный стиль предполагает употребление слова dad, а официальный — слова father).
В любом случае, в центре внимания исследователей остается слово или эквивалент слова.
В лингвистической литературе можно встретить различные определения слова. Лаконично определение слова в ЭРЯ: «Важнейшая структурно-семантическая единица языка, служащая для наименования предметов, процессов, свойств». Лингвистический энциклопедический словарь дает следующую дефиницию: «Слово — основная структурно-семантическая единица языка, служащая для именования предметов и их свойств, явлений, отношений действительности, обладающая совокупностью семантических, фонетических и грамматических признаков, специфических для каждого языка». Гораздо более развернутое определение находим у Е. С. Кубряковой, где, ссылаясь на Й. Трнку, она описывает слово как
«формальную последовательность, части которой сочетаются для выполнения общих коммуникативных функций; все последовательности такого рода могут быть перемещены в тексте или отделены друг от друга без потери ими идентичности самим себе» (Кубрякова, 1986). Исторически можно насчитать более 70 критериев определения слова по графическим, фонетическим, структурным, грамматическим, семантическим и другим принципам. Наиболее важным соображением представляется то, что любой из этих критериев относит объект исследования к какой-либо системе, уточняя его связи внутри структуры, его границы и отношения с другими объектами. Еще А. И. Смирницкий выделял две основные проблемы, связанные с определением слова, — проблему его отдельности, с одной стороны, и проблему его тождества — с другой. Под отдельностью слова понимается отличие его от морфемы как единицы более низкого уровня и от словосочетания как единицы более высокого уровня. Под тождеством подразумеваются системность словоупотребления и неизменность базовых характеристик единицы. Любое слово можно рассматривать с разных сторон, отыскивая ответ на один или несколько ключевых вопросов. В поисках ответов формировались различные аспекты изучения слова, образовывались разделы лексикологии. Выделим главные из этих вопросов.

1.Что обозначает данное слово? Этот вопрос представляется наиболее сложным и требует обычно развернутых данных для ответа на него. Раздел лексикологии, занимающийся проблемами, связанными со значением слова, называется семасиологией.

2. Из чего состоит данное слово и где его границы? Строго говоря, составом слова занимается самостоятельный раздел языкознания — морфология, но этот раздел неразрывно связан с лексикологическими проблемами, поэтому некоторые задачи, связанные с морфологией, решаются в рамках лексикологических исследований, например вопрос о значении аффиксов и их взаимоотношений с основами.
3. Каким способом образовано слово? Ответ на этот вопрос отыскивается соответственно в разделе словообразование, тесно связанном с морфологией.

4. В какой сфере употребляется данное слово? Это уже задачи стилистики, о которой говорилось выше. В рамках лексикологических исследований вопрос важен с точки зрения общего объема значения слова; здесь мы опять возвращаемся к разделу семасиологии.

5. Нередко одно понятие может быть описано не одним словом, а постоянной группой слов (casual — free and easy; to begin (smth) — to get (smth) under way; etc). Как правило, такие словосочетания устойчивы и более эмоциональны, чем соответствующее им слово. Их особенностями занимается раздел лексикологии, именуемый фразеологией.

6. Каково происхождение слова? Поскольку ответ на этот вопрос часто требует привлечения данных нескольких языков, его поиски выходят за рамки собственно лексикологии. Соответствующий раздел языкознания называется этимологией, но его данные особенно необходимы в лексикологических исследованиях словарного состава английского языка в силу его специфики — английский вокабуляр на 70 % состоит из заимствованных элементов.

7. Как описать слово? Как упорядочить все ответы на предыдущие вопросы? В какие системы слово входит? Это уже задачи лексикографии, науки о составлении словарей, данные которой также используются лексикологами.

Как видим, словарный состав языка представляет собой многоаспектное явление. Элементы словаря, вокабуляра связаны между собой упорядоченными, системными отношениями. Прежде всего все единицы словарного состава можно разделить на три большие группы — морфемы, слова и словосочетания. Упоминание морфемы здесь уместно постольку, поскольку огромное количество слов английского языка являются одноморфемными и могут функционировать как слово; таким образом, единица более низкого яруса языка переходит на более высокий ярус. Объединение слов в группы с единым смыслом приводит к появлению словосочетаний, как свободных, так и устойчивых, включая фразеологические. Из сказанного видно, что центральной единицей остается слово, или лексема, то есть инвариант всех возможных словоформ. Словоформа, по определению Ю. С. Маслова, представляет собой некую абстрактную единицу, «абстракцию первой степени», выраженную в тексте (речи) конкретным экземпляром слова (Маслов,1987, с. 13). По наблюдению В. Я. Плоткина, в парадигмах английских глаголов и существительных обнаруживаются 3 вида словоформ: аналитические (will work, an egg), синтетические (worked, eggs) и немаркированные, т. е. не содержащие грамматических показателей (work, egg) (Плоткин,1989, с. 32).

Как известно, слово представляет собой двусторонний языковой знак, обладающий планом выражения и планом содержания. В сознании человека слово, т. е. единство этих планов, связано не только с самим предметом или явлением, обозначенным этим словом, но и с понятиями, составляющими окружающую действительность. В этой связи принято говорить о внутриязыковых (лингвистических) и внеязыковых (экстралингвистических) факторах, влияющих на слово и его функционирование в языке и речи. И языковые, и внеязыковые связи слова особенно отчетливо прослеживаются в диахронии, поскольку именно в историческом развитии ясно видно, как изменения любого элемента приводят к корректировке отношений слова с другими элементами и его положения в системе.

Внутриязыковые связи слова могут способствовать перегруппировке значений и соответственно смене микросистемы, в которую входит слово, или повлиять на объем понятия, отражаемого этим словом.
Перегруппировка значений обычно затрагивает синонимические ряды и нередко связана с появлением так называемых этимологических дублетов. Так, древнеанглийское слово haerfest, означавшее время года, было вытеснено романским заимствованием autumn с тем же значением. В исконном слове на первый план вышло производное значение (season for) reaping and gathering in of grain or other products.
Примером изменения объема понятия может служить история слова knave. В древнеанглийский период слово cnafa имело нейтральное значение boy, servant (ср. нем. Knabe). Постепенно развиваясь, слово приобрело иной смысл — unprincipled man, rogue. В объем понятия вошел дополнительный элемент оценочности. Другой пример — глагол layer и производное от него layered. По наблюдению У. Сэфайра, начиная с 60-х гг. XX в. значение этого слова связано с модными направлениями сначала в парикмахерском деле (layered hair styles introduced by Vidal Sassoon), а затем и в одежде (the layered look — big skirts with tight pants, tiers of fabric, one color on top of the other). Изменение тематической группы, к которой первоначально принадлежало слово (краски, окрашивание), продолжается. В объем значения вводится новый элемент — модная тенденция в административной политике: «They never fired anyone either. They just put a super-whatever on top. When they put somebody else in below, they call it sandwiching» (Safire, 1993, p. 181).

Внеязыковые связи слова также влияют на его значение, но здесь речь идет не о смене языковой микросистемы, а о дополнении или изменении в структуре значения слова под влиянием внешних факторов. К таким внешним факторам можно отнести изменения набора понятий в обществе и процессы, происходившие в языке-источнике заимствования до прихода слова в английский язык.

Изменение набора понятий в языковом коллективе вызывает необходимость обозначить появившийся новый предмет или явление. Нередко для этой цели используются уже существующие в языке слова, вернее их переносные значения. Например, появление маскировочной ткани и военной формы из нее повлияло на значение слова саmo (сокращение от camouflage): a colour combination and pattern resembling the camouflage garments of soldiers and their equipment. В связи с появлением компьютерного оборудования приобрело дополнительное переносное значение существительное mouse. Влияние внешних факторов может привести к выпадению части значения, как, например, произошло в слове address, где компонент behaviour (pleasing address) устарел вместе с кодексом поведения, принятым в обществе.

Набор значений, закрепленный за каким-либо звукографическим комплексом, может сформироваться за пределами системы английского языка, в языке (языках)-источниках заимствования. В этих случаях нередка омонимия, то есть совпадение формальной стороны при расхождении в содержательной. Примером могут служить омонимичные существительные box: 1) kinds of small evergreen shrub, esp. one with small leathery leaves, much used in garden borders (L. buxus); 2) receptacle of wood, cardboard, metal, etc. (L. buxum — boxwood); 3) slap with hand (происхождение неизвестно). Здесь, как видим, производное значение возникло уже в латинский период истории слова, окончательно оторвавшись от прямого уже в английском языке.
Таким образом, мы видим, что лексикология как лингвистическая дисциплина существует в тесном контакте с другими аспектами языкознания, решая различные проблемы, связанные со словом — основной единицей языковой системы.

Глава 1
ЗНАЧЕНИЕ СЛОВА
1. Общее определение значения
Сложность поставленной задачи очевидна уже потому, что определение значению слова ученые пытались дать на протяжении веков, но до сих пор не пришли к единому мнению. Известны различные трактовки сути значения слова — функциональная, изложенная, в частности, в работах Л. Витгенштейна; бихевиористская, основные положения которой находим у Л. Блумфилда, и др. Исследователи, которые исходят из соотнесенности слова как двустороннего знака с предметом или явлением, придерживаются референциальной или концептуальной теорий значения. Первая уделяет основное внимание именно референту и, по мнению некоторых лингвистов, не раскрывает до конца всей сложности природы значения слова. Концептуальная теория исходит из связи слова с понятием (концептом), и в ее рамках значение слова определяется как заключенное в какую-либо материальную оболочку отображение предмета, явления или отношения в сознании носителя.

Слово может называть различные референты — предметы, явления, фантастические существа и т. д., т. е. то, что существует или представляется существующим в связи с каким-то понятием. Под понятием подразумевается обобщение в сознании носителя языка наиболее существенных признаков фрагмента действительности. Семантическая (смысловая) структура слова и находится в центре внимания науки о его значении, семасиологии. Называя, слово предстает как единство трех компонентов — звукографической формы, самого предмета или явления и понятия о нем. Это триединство хорошо видно на схеме, известной как «семантический треугольник», или «треугольник Огдена-Ричардса»:

КОНЦЕПТ (ПОНЯТИЕ, МЫСЛЬ О ПРЕДМЕТЕ, ЯВЛЕНИИ И Т. П.)

 

ДЕНОТАТ (РЕФЕРЕНТ, ОБОЗНАЧАЕМОЕ)

 

[….] ЗВУКОГРАФИЧЕСКАЯ ФОРМА СЛОВА (ЗНАК, СИМВОЛ)

Значение слова не равно сумме этих трех компонентов, но связано с ними.
Прежде всего значение слова не связано жестко с его звукографической формой. Один и тот же звуковой и/или графический комплекс может соответствовать нескольким значениям. В частности, это проявляется в наличии омонимов как внутри одного языка, так и при межъязыковых отношениях; например, слово, звучащее как [on] в английском языке, соответствует предлогу on, а в русском является местоимением мужского рода. Значение слова не привязано и к единственному предмету (референту), поскольку слово может быть использовано не только в прямом, но и в переносном значении («дуб» — 1) дерево; 2) тупой человек; 3) человек, обладающий крепким здоровьем; fork — 1) implement used for lifting food to the mouth; 2) farm tool; 3) place where a road, tree-trunk, etc. divides or branches). Кроме того, в ходе исторического развития связи формы и значения появляется и много случаев совпадения форм разных слов в результате диахронических процессов, например отпадения окончаний английских глаголов или орфографических изменений, как это произошло, например, с древнеанглийским глаголом andswerian, утратившим окончание и совпавшим по форме с существительным answer.
Значение слова не может быть сведено и к понятию, ему соответствующему, ибо понятие универсально, а значение частно. Необходимо также учитывать и то, что знание значения слова не обязательно связано со знанием самого денотата или представлением о нем. Так, значение слова goblin или UFO известно огромному числу людей, по естественным причинам никогда не видевших самого денотата. Кроме того, значение слова может обладать разным объемом для разных людей, формирующих свой концепт индивидуально (понятие money различно для банкира Домби и его маленького сына, именно поэтому банкира ставит в тупик вопрос «Papa, what is money?», заданный мальчиком).
Один и тот же предмет или действие может иметь разные названия (run — trot —joggle; house — mansion — building; etc.); единое понятие может быть выражено одним или несколькими словами (quickly — in the nick of time; limb — arm, hand, wrist; etc.), несколько понятий могут быть объединены в одном слове (croissantization, revolution). Слово выступает как носитель разных видов информации. Оно может сообщать информацию знаковую, включающую в себя лексическое значение слова, его грамматическое значение, а также группу дополнительных созначений — стилистическое, оценочное и так называемый «культурный компонент». Другой вид сложной информации, сообщаемой словом, называется симптоматической информацией, передающей частотную и региональную характеристики слова, а также его ассоциативные связи. Значение слова также тесно связано с прагматикой высказывания, т. е. условиями, в которых происходит общение, характеристиками и намерениями участников коммуникации и т. д. Все это свидетельствует о том, что значение слова представляет собой гибкую структуру, схематически напоминающую треугольник, в котором изменения любой из сторон влияют на общий характер структуры. В то время как понятие представляет собой обобщенное восприятие предмета или явления, а следовательно, относится к категориям мышления, значение — категория языковая, поскольку оно есть форма фиксации понятия средствами языка.
2. Типы и виды значения
2.1. Грамматическое и лексическое значение слова
Являясь элементом языковой системы, слово подчиняется грамматическим законам. Именно поэтому мы говорим о том, что любое слово обладает грамматическим значением, т. е., по определению Лингвистического энциклопедического словаря, «обобщенным, отвлеченным языковым значением, присущим ряду словоформ и находящим в языке свое регулярное (стандартное) выражение». Показатели такого значения могут быть разными даже при общности грамматической характеристики слова. Например, слова chairs, children, phenomena объединены общим грамматическим значением множественности, хотя показатели числа в каждом из них свои. Аналогичным образом грамматическое значение единственности проявляется в отсутствии регулярного суффикса или в наличии нерегулярного (-on для ряда слов греческого происхождения). То же можно проиллюстрировать и глаголами, обладающими грамматическим значением времени, вида, а в ряде случаев — лица и числа. Объединение слов на основе их грамматического значения не является смысловым объединением и не выражает общей понятийной идеи слов. Эти задачи выполняет лексическое значение слова.
Лексическая общность слов заключена, как правило, в корневой морфеме — носителе понятийной идеи. Лексическое значение, таким образом, представляет собой смысловую сторону слова и лишено стандартного (регулярного) выражения. По классическому определению В. В. Виноградова, лексическое значение слова — это «предметно-вещественное содержание, оформленное по законам грамматики данного языка и являющееся элементом общей семантической системы словаря этого языка» (Виноградов, 1977). Наиболее яркое проявление общности лексического значения для группы слов — так называемое словообразовательное гнездо, т. е. совокупность всех возможных производных от одной корневой морфемы (например, magic, magically, magician — (connected with the use of) supernatural forces; boy, boyhood, boyish, boyishness — young man, time of man's youth, young man's behaviour; etc.) Лексическое значение находится в тесной связи с грамматическим, так что иногда они составляют прочное единство. Например, суффикс -ness (darkness, boyishness, happiness) обладает грамматическим значением абстрактного существительного, одновременно обозначая понятие качества или состояния предмета (лексическое значение). Необходимо, однако, помнить, что грамматическое значение присуще только одной конкретной словоформе, тогда как значение лексическое закреплено за всей совокупностью словоформ данного слова. Так, лексическое значение глагола be остается общим для словоформ am, is, are, was и were; словоформы boy, boy's и boys одинаковы с точки зрения лексического значения, несмотря на разные грамматические. Наиболее четко лексическое значение проявляется в словах полнозначных, менее всего — в неполнозначных, служебных, поскольку их функция — связь между словами, а не передача понятий. Степень выраженности лексического значения может быть разной. Например, в выражении in the box предлог in обладает четким'лексическим значением, а в сочетании give in его значение размыто и находится в прямой зависимости от глагола. Невозможно дать единое общепринятое сейчас определение лексического значения слова, так как этот вопрос до сих пор не решен в силу его сложности и огромного разнообразия подходов к проблеме. Так, по утверждению М. В. Никитина, в совокупном содержании лексического значения слова различаются две части: содержательное ядро лексического значения (его интенсивная) и периферия семантических признаков, окружающих это ядро (импликационал). В других определениях лексическое значение предстает как совокупность понятийного ядра и дополнительных оттенков. В. Н. Телия считает интенсионал понятийной сущностью слова, тем самым связывая его не с предметно-логической, а с концептуальной стороной значения, относя денотацию к области экстенсионала. В настоящем пособии под лексическим значением понимается смысловое содержание слова, сформированное на основе понятия, обобщенно отражающего в сознании носителя языка какие-либо объекты, и дополнительных смысловых оттенков. В дальнейших рассуждениях мы будем исходить из традиционного, хотя и достаточно условного, разделения лексического значения слова на денотативный и коннотативный компоненты.

2.2. Денотативное и коннотативное значение
Денотативный компонент (обычно говорят просто о денотативном значении) передает общее логическое понятие, заключенное в слове (<Lat. ilenotare «отмечать, указывать»), а коннотативное значение («со-значение», connotation <Lat. con «вместе» + notare «отмечать, обозначать») — его дополнительные оттенки. Носителями и денотативного, и коннотативного значений являются семы •— мельчайшие смысловые единицы языка. Набор сем составляет значение слова. Сопоставив три пары слов, выделим в них денотативные и коннотативные значения (коннотативное значение слова выявляется в оппозиции, в результате компонентного анализа):
Слово Денотативное значение Коннотация
notorious celebrated widely known for criminal acts or bad traits of character (-) for special achievements (+)
glare glance look steadily, lastingly (long)
briefly, passingly (short)
father daddy parent (neutral)
(colloquial)
Как видно из таблицы, в каждой из трех пар общим является логическое значение, связанное с предметом сообщения (денотатом), а дополнительные оттенки (оценки, длительности, стилистической принадлежности) находятся в коннотативном компоненте значения. Типы коннотаций могут быть самыми разнообразными, и исчерпывающего их перечня, естественно, не существует. Кроме того, коннотативный компонент есть в значении не всякого слова (look, know, parent, long таким компонентом не обладают). С другой стороны, коннотативный компонент может содержаться внутри денотативного значения (таковы, например, оценочные слова — good, awkward, dirt, murder, riot, treason, etc.). У некоторых категорий слов (например, междометий) коннотативное значение является ведущим (выражение экспрессии, эмоциональной оценки). Несколько особняком стоят так называемые bias words, т. е. слова, эмоциональная окраска которых зависит от субъективной оценки говорящего. К таким словам относятся, в частности, названия политических партий (communist, fascist, democracy, etc.).
Таким образом, можно сказать, что значение слова, присущее какой-либо одной словоформе, называется грамматическим, а общее для всех словоформ, обладающее предметно-логической соотнесенностью с предметом, действием или явлением, — лексическим. Лексическое значение слова состоит из денотативного и коннотативного компонентов. Первый отражает логическое понятие, а второй (факультативный) — оттенки отношения или логического содержания.

3. Внутренняя форма (мотивировка) слова
В момент возникновения слова существует причина выбора той или иной звуковой, графической или структурной формы для передачи какого-то понятия. Признак, положенный в основу наименования и осознаваемый носителями языка как объясняющий, называется внутренней формой (мотивировкой) слова. В дальнейшем эта причина может отойти на второй план или утратиться, может она и сохраниться. Так или иначе, наличие или отсутствие мотивировки (внутренней формы) составляет важную особенность семантической стороны слова.

3.1. Виды мотивировки
При естественной связи между значением слова и его звучанием говорят о наличии фонетической мотивировки. К примерам фонетически мотивированных слов относятся слова buzz, cuckoo, splash, gargle, purr и множество других так называемых звукоподражательных слов, звучание которых «объясняет» их значение.
Поскольку слова складываются по существующим в языке моделям из существующих морфем, можно выделить морфологическую мотивировку слова. Так, сложное слово loudspeaker мотивировано входящими в него морфемами loud — speak — еr (как — что делает — деятель, исполнитель); аналогично мотивированы prefabricate (pre — fabric — ate: заранее — изготовление — делать); bestseller, rewrite, employee и множество других.
Третий вид внутренней формы слова — семантическая мотивировка. В этом случае новое значение объясняется через старое той же формы; очень часто происходит метафорический или метонимический перенос значения: barking (cough) мотивируется звуковым сходством с собачьим лаем (barking of a dog). Семантически мотивированное слово часто имеет образный характер: snowdrop напоминает о сходстве цветка с комочком снега на весенней лужайке; buttercup отражает цвет и форму чашечки растения. Морфологически мотивированы здесь старые значения, послужившие основой для вторичной номинации; таким образом, нередко в одном слове переплетаются разные виды мотивировки. Глубина мотивировки также варьируется. Она может быть ярко выраженной, как в snowdrop; стертой, как в honeysuckle, volleyball, или wilful, или полностью утрачен-
ной, как в словах home, read, alphabet, parachute, etc.
Мотивировка слова может отражать и национальное своеобразие языка; так, один и тот же предмет может получать в разных языках названия, исходя из его разных признаков. Сравним, например, русское слово «клеенка» и английское oilcloth. Первое семантически мотивировано признаком «способ изготовления», а второе — признаком «материал». Аналогичный пример — пара «очки» (мотивировка—«дополнительные глаза») и glasses (монтирующий признак — «материал»). Особенно ярко национальное своеобразие мотивировки проявляется в ее фонетической разновидности; достаточно сравнить английское cock-a-doodle-do и русское «кукареку».

3.2. Утрата мотивировки (деэтимологизация)
Причины утраты словом мотивировки соотносимы с причинами, по которым слово приобретает свою внутреннюю форму.
Закономерности развития звукового строя английского языка могут привести к утрате, словом мотивировки по фонетическим причинам. Фонологические процессы могут повлиять на морфологическую структуру слова, т. е. приводить к тому, что сложное первоначально слово оказывается подвергнутым опрощению. В некоторых случаях более консервативная графическая форма позволяет восстановить мотивировку, утраченную звуковым обликом (cupboard, forehead), однако гораздо чаще изменения затрагивают и графику. Так, утраченной оказывается внутренняя форма слов lord, window, daisy, первоначально мотивированных морфологически (hlaf + weard, wind + eaze и d?ges+eage соответственно).
Причиной утраты мотивировки может быть выпадение из языка какой-либо морфемы (морфологическая причина). Так, в процессе развития морфологического строя английского языка оказались утраченными морфемы tyrel и mere, что привело к потере внутренней формы слов nostril (nase + ?yrel) и mermaid (mere + m?gden).
Особая разновидность морфологической причины деэтимологизации — «неузнавание» говорящими морфемы или морфем, входящих в слово. Из примеров alphabet и parachute, приведенных выше, видно, что утрата мотивировки иностранного слова может произойти при его заимствовании английским языком в силу того, что оно теряет связь с другими родственными ему словами (alpha, beta — буквы греческого алфавита и pаrer — фр. «предотвращать» + chute — фр. «падение»).
Семантической причиной утраты мотивировки можно считать смысловые изменения компонентов слова, также происходящие в ходе его развития. Пример такой утраты — слово sweetmeats, в котором второй компонент до среднеанглийского периода означал любую еду, кушанье и только позднее стал применяться в значении «мясо», сузив сферу своего употребления. Утраченную мотивировку слова spoon можно восстановить только при обращении к истории этого слова, восходящего к общегерманскому spon — «палочка, щепочка». В целом ряде случаев деэтимологизация и как результат «непонятность» слова рядовому носителю языка приводят к появлению в языке семантической пары с яркой мотивировкой — telegram/wire (мотивировка — способ передачи сообщения «по проволоке»); pseudonym/pen name (мотивировано составляющими — кальками иностранного слова); radio/wireless (внутренняя форма описывает признак, способ передачи сигнала) и т. д.

3.3. Ложная этимологизация
Стремление носителей языка восстановить утраченную внутреннюю форму слова приводит нередко к ложной этимологизации. Иногда результаты этого процесса носят название народной этимологии.
Как пишут английские исследователи Дж. Гринаф (J. Greenough) и Дж. Киттередж (G. Kitteredge), «слова живут в группах». Ложная этимология объединяет в них слова, которые всего лишь отчасти похожи по звучанию и связаны или представляются связанными по значению. Так, название оленя reindeer объясняется как сочетание слов rein и deer, т. е. «олень для упряжки», тогда как истинное происхождение слова — соединение скандинавского hrenn (олень) и древнеанглийского deer (животное); современное английское shamefaced ошибочно связывается с состоянием стыда, на самом деле являясь сочетанием древнеанглийских scam (совр. modesty) и faest (совр. confirmed to). Нередко, закрепившись в языковой традиции, результат ложной этимологизации находит отражение в орфографическом облике слова. В литературе часто приводится легенда или, скорее, исторический анекдот о короле, однажды якобы возведшем в рыцарское достоинство седло барашка (sirloin), так понравившееся ему во время одного из пиров на охоте. Как известно, принятое обращение к рыцарю — sir; истинное же происхождение слова представляет собой орфографически искаженное французское surloin («над бедром»). Сложности становления английской орфографии приводили подчас и к ложному уподоблению слов исконных словам заимствованным того же тематического ряда. Так, орфография древнеанглийского слова rime оказалась усложненной (rhyme) по аналогии с греческим rhythm, а написание старофранцузского заимствования cisoires изменилось под влиянием латинского scissor. «Уточненную» мотивировку получают в основном слова заимствованные, непонятные среднему носителю. В этом случае слово «выравнивают», связывая его с другими словами аналогичного тематического ряда. Пример такого «выравнивания» — современное английское primrose, восходящее к латинскому primerole (примула), где второй, «непонятный» компонент заменен в процессе ложной этимологизации на тематическое соответствие «rose».

Глава 2
ИЗМЕНЕНИЕ ЗНАЧЕНИЯ СЛОВА
1. Сущность переосмысления значения слова
Сложность значения слова, обязательная, но гибкая взаимосвязь его компонентов — денотата, концепта и формы — делает возможным соотнесение одного наименования с несколькими денотатами. Суть переосмысления значения слова заключается в том, что наименование одного денотата распространяется на другой, если их концепты в чем-то сходны. При этом слово продолжает существовать в своем исходном виде. На развитие и изменение значения слова влияют как законы языковой системы, так и внеязыковые изменения в жизни общества. И те и другие можно рассматривать как в диахронии, так и в синхронии; однако, учитывая, что момент вхождения в язык измененного значения редко бывает зафиксирован точно, а сам процесс переосмысления идет в языке практически непрерывно, мы не будем отделять один план от другого, отметив лишь, что изменения значения слова обусловливаются различными потребностями языкового общества. Условно их можно разделить на две группы — экстра-лингвистические (события, происходящие в жизни языковой общности) и лингвистические (связанные с процессами, происходящими внутри системы языка). Некоторыми лингвистами особо отмечается еще так называемая «экспрессивная потребность», т. е. стремление придать какому-либо наименованию большую образность. Еще раз отметим условность и приблизительность такого разделения, так как переосмысление значения отражает сложные когнитивные процессы, в которых также тесно переплетены внешние и внутренние факторы, влияющие на познание действительности и опредмечивание сформированных понятий.

2. Экстралингвистические причины изменения значения слова
Прежде всего изменение значения слова вероятно при появлении в жизни общества нового денотата — предмета или понятия. Так, с развитием электротехники в слове core (horny capsule containing seeds of apple, pear, etc.) появляется новый компонент, называющий новый предмет, — bar of soft iron forming center of electromagnet or induction coil. Отражатель огня камина, screen, получивший новую функцию с появлением волшебного фонаря, а затем кино- и телеэкрана, передает свое имя новому понятию, тем самым изменяя объем значения слова. Наиболее характерным в этом отношении является пласт терминологической лексики (см., например, antennae, pilot, cabin, to sail, etc).
Изменение значения слова может быть связано и с изменением понятия о чем-то уже существующем. Например, понятие малой величины, передаваемой словом atom, до XIX в. относилось к любым предметам (an atom of a girl). С развитием физики понятие о малых величинах меняется и слово atom получает терминологическое значение (supposed ultimate particle or matter). Изменение понятия об объекте исследования привело также и к изменению значения слова probe, первоначально — «surgical instrument for exploring wound», позднее — «an instrument for exploring outer space (lunar probe)».
Еще одна причина изменения значения слова — изменение самого денотата. В современном английском языке глагол to sail означает любое плавное передвижение в пространстве (travel over, glide through), тогда как первоначально он был связан именно с плаванием под парусом (travel on water by use of sails). Изменение способа передвижения вначале по воде, а затем и по суше и воздуху привело к изменению значения глагола. Ручная мельница, mill, с развитием промышленности превратилась в фабричное здание (building fitted with machinery), повлияв на значение слова. Hospice (house of rest for travellers, esp. one kept by religious order), изменив свою функцию, становится местом, где заканчивают свой жизненный путь безнадежно больные.
Среди экстралингвистических причин изменения значения слова особо надо выделить так называемые эвфемистические замены. Эвфемизмом (греч. ео — «красиво», phemo — «говорю») принято называть более деликатное обозначение явления или предмета, нежелательного для упоминания по морально-этическим причинам. Так, вместо слова cancer, rumour предпочтительнее говорить growth; вместо fatal — inoperable и т. д. Большое количество эвфемизмов употребляется, в частности, для обозначения смерти: pass away, perish, join the better, kick the bucket, go to green pastures, etc. Как легко заметить, эвфемизация затрагивает все стилистические уровни речи и не сводится к подбору синонимической лексической единицы. В избранных для этих целей словах появляется новый компонент значения: pass away — не только переместиться в пространстве, но и сменить физическое состояние; the better — не только оценка качества кого-либо, но и указание на то, что они мертвы; и т. д. Эвфемизация часто используется журналистами для смягчения эффекта, оказываемого на читателя некоторыми событиями политического, социального или коммерческого характера. В этой связи нельзя не упомянуть весьма распространенное в последнее время понятие «политическая корректность» (political correctness). Восходя, по предположению некоторых исследователей, к выражению correct thinking, введенному в обиход Мао Дзедуном, словосочетание с начала 80-х гг. обозначает «правильное», т. е. «отражающее господствующее мнение», обозначение чего-либо. «Политически корректные» обозначения требуются обычно в тех случаях, когда тема разговора касается вопросов расы, пола или социальных отношений. Весьма популярна замена слова crisis эвфемизмом depression, слова starvation — undernourishment, unemployed — redundant, salary cuts — adjustment, secondhand — pre-owned, etc. Заметим кстати, что злоупотребление эвфемизмами вызывает критику со стороны самих читателей: «Government spokesmen talk about REDEPLOYMENT of American troops; they mean WITHDRAWAL. When sociologists refer to BLACKS LIVING IN SLUMS they are likely to mumble something about NON-WHITES IN A CULTURALLY DEPRIVED ENVIRON-MENT» («Tune»).

3. Лингвистические причины изменения значения слова
3.1. Причины изменения объема значения слова
В период становления системы современного английского языка весьма актуальной проблемой была так называемая борьба синонимов, когда приходящие в английский язык заимствования вытесняли исконные или пришедшие раньше заимствованные слова в иную сферу. Результатом такой борьбы становились изменения в семантической структуре или стилистической принадлежности обоих слов. Особенно активно этот процесс происходил в среднеанглийский период. Именно в это время под влиянием заимствованных слов исконные нередко меняли стилистическую принадлежность. Так произошло, например, с исконным словом foe, которое при появлении заимствования enemi (совр. англ, enemy) оказалось вытесненным в узкую стилистическую сферу поэтизмов. Аналогичными примерами являются синонимические пары valley/dale и people/folk с более ограниченным применением последнего, исконного компонента. Борьба синонимов может привести и к более значительным изменениям в семантической структуре слова, как это произошло, например, с глаголом starve, в древнеанглийский период имевшим значение «умирать». Под давлением синонима die его значение сначала сузилось до «умирать от голода», а затем и вообще изменилось (совр. англ. — «голодать»). Выше приводился пример ложной этимологизации слова reindeer, в котором второй элемент в древнеанглийский период значил «животное». Под влиянием французского заимствования animal значение исконного слова сузилось до обозначения одного из видов животного, оленя.
Другой лингвистической причиной изменения значения слова считается эллипсис, т. е. сокращение словосочетания, при котором происходит так называемая семантическая конденсация — оставшееся слово вбирает в себя смысл всего сочетания. Аналогичное явление наблюдается и в русском языке (ср. Рабочий (рабочий человек) пришел в столовую (столовую залу, комнату)). Примеры эллипсиса многочисленны: a weekly (paper); a musical (show); (policy of) brinkmanship; (steam) engine и т. д. Как видно из примеров, в результате сокращения словосочетания оставшийся компонент как бы впитывает значения всех других, нередко изменяя даже свою частеречную принадлежность.
Очень похожий процесс происходит и тогда, когда значение слова меняется под влиянием устойчивого сочетания, фразеологической единицы (ФЕ). Выделяясь из такой единицы, слово как бы уносит на себе следы фразеологического значения. Так, в слове brick значение tactless появляется под влиянием фразеологического оборота to drop a brick — to say or do smth tactless; слово chaff (outer part of grain, removed before the grain is used as food) приобретает значение «easy trick» в поговорке An old bird isn't caught with chaff. Подобные изменения значения не всегда регистрируются словарями, поскольку их связь с ФЕ слишком жесткая и актуализация значения происходит в достаточно узком контексте. Безусловно, однако, что изменения в общем объеме значения слова под влиянием указанных причин достаточно регулярны.

3.2. Перенос наименования — основа сдвига значения
Особое место среди лингвистических причин изменения значения слова занимает сдвиг значения на основе переноса наименования. Возможность такого переноса кроется в самой сути значения слова, а именно в гибкой связи между такими его компонентами, как понятие и форма. При наличии разных денотатов возможна частичная общность понятия, что отражается в использовании для него старой формы. Виды переноса зависят от типа связей между денотатом и его наименованием. Принято выделять два основных типа таких связей — импликационный (основанный на логической посылке, подразумевающей, имплицирующей связь между частью и целым) и квалификационный (предполагающий наличие общего признака у разных денотатов). Каждый из указанных типов объединяет разные виды переноса. Рассмотрим их подробнее.

3.2.1. Импликационный тип переноса
К импликационному типу относятся такие виды переноса, как метонимия, синекдоха и конверсия, причем не следует забывать, что речь здесь идет не о стилистических приемах, относящихся к сфере речевой деятельности, а о естественных языковых процессах формирования и изменения значения лексической единицы.
Метонимический перенос (метонимия — «переименование») предполагает наличие реальной, а не воображаемой связи между двумя денотатами, находящимися в отношениях смежности. Такой связью могут быть отношения пространственные; в этом случае наименование места относится к людям или предметам, там находящимся постоянно: town (The whole town was asleep); hall (The hall was silent); Whitehall — government; British Government (policy); kettle (The kettle is boiling) и т. д. Появившееся в результате метонимического переноса значение не обязательно сосуществует в современном языке с прямым. Например, слово mint (place where money is coined) восходит к древнеанглийскому mynet (money, coin; coinage), в свою очередь заимствованному из латыни, где это значение также образовалось путем метонимического переноса названия храма в честь Юноны, прозванной Moneta, где чеканились деньги. Связь между денотатами может быть временной (youth — period of one's life > a person in this period), выражать отношения материал/изделия из него (cork— outer bark of the tree > a stopper for a bottle; paper — substance manufactured from wood fibre, etc. > a document written on it; etc.). Разумеется, отношения смежности между денотатами не могут быть сведены только к указанным типам и весьма разнообразны.
Разновидностью метонимии является синекдоха («соподразумевание»), вид переноса, при котором либо название части применяется для обозначения целого (the Crown = monarchy), либо видовое наименование заменяет родовое (penny = (a pretty penny)a good sum of money), либо форма единственного числа обозначает множественное количество денотатов (royal horse = cavalry) и т. д. Обычно различают два направления действия синекдохи — использование наименования части вместо целого (pars pro toto) и использование наименования целого вместо части (totum pars parte), что встречается гораздо реже (lunch — meal taken > (packet lunch) food for the meal).
К импликационному типу переноса значения относится и конверсия, отражающая взгляд на какой-либо признак денотата с разных сторон. Так, прилагательное sad может передавать противоположные смыслы в предложениях It is sad (испытывает состояние печали) и His story is sad (вызывает состояние печали). Аналогичные отношения конверсии наблюдаются при переносе значения в глаголе wear: The coat wears long (субъект подвергается действию) и Не wears a coat (субъект действует).

3.2.2. Квалификационный тип переноса
Квалификационный тип переноса основан на наличии общего признака у нескольких денотатов и включает метафору, синэстезию и функциональный перенос. Стоит еще раз напомнить, что имеются в виду не стилистические приемы, действие которых ограничено рамками определенного текста, а процесс развития значения слова в системе языка.
Метафора (букв, «перенесение») представляет собой объединение под общим наименованием нескольких денотатов, имеющих общий признак. Метафорический перенос хорошо виден на примере многозначного слова bridge, варианты значения которого объединяет общий признак smth to join two parts over smth:
1. Structure carrying a road across a river, etc.
2. Platform over and across the deck of a ship.
3. Upper bony part of a nose [between the two cheekbones].
4. Movable part over which the strings of a violin etc. are stretched. Языковыми метафорами являются также eye (of a needle), neck (of a bottle), основанные на сходстве формы, foot (of a mountain), back (of a boot), похожие своим местоположением по отношению к определяемому денотату, а также целый ряд сленговых наименований, например nut, onion в значении head.
Синэстезия («со-чувствование») объединяет денотаты по сходству восприятия их органами чувств. Так, синэстетический перенос проявляется в значении прилагательного soft при его различной сочетаемости:
soft music, voice, whispers — quiet, pleasant to hear, tender;
soft surface, ground, velvet — smooth and delicate, pleasant to touch or walk on.
Более сложный пример синэстезии — переносные значения sharp:
sharp voice, sound — piercing, going deep into or through;
sharp feelings, pain, flavour — producing a physical sensation like cutting or piercing;
sharp mind, intelligence — acute, keen, deep.
Все эти значения основаны на общей с прямым значением семе deep (cutting), как в выражении sharp knife — with a fine cutting edge, not blunt. Интересно, что в комплекс переносных значений прилагательного sharp входят и unscrupulous, not altogether honest (lawyer, practice). Здесь прослеживается связь с другим компонентом прямого значения — качество орудия, способного причинить вред или боль. Но характер переноса меняется, указывая не на со-чувствование, а на общность функции денотатов.
Функциональный перенос значения основан именно на такой общности, когда два разных денотата получают общее наименование, поскольку выполняют одну и ту же или сходную функцию. Так, способ передвижения оказался одинаковым у насекомого и у тяжелой машины, что отразилось в общем их названии, caterpillar. Зеленые массивы в городе выполняют ту же функцию, что и легкие человека или животного, и этот признак позволяет назвать их общим с дыхательными органами живых существ словом — lungs (of a town). На примере прилагательного sharp было видно, что функциональный перенос может сосуществовать с метафорическим в объеме значения одного и того же слова. Часто бывает трудно разделить эти типы. Так, в слове leg несомненно присутствует сходство как формы, так и функции: one of the parts of an animal's or a person's body; support for (a body, a cover of a table, etc.). Функциональная общность объединяет значения слова stool-pigeon: a) pigeon used as a decoy; b) (fig) person acting as a decoy, e. g. one employed by the police to trap a criminal.
Еще раз напомним, что не следует смешивать языковые изменения значения слова и речевые приемы, поскольку первые имеют целью дать денотату постоянное наименование и закрепляются в языке, полностью или частично теряя мотивировку. Речевые же приемы служат созданию образности отдельного текста, повышая его экспрессивность, и в идеале сохраняют свою яркость, подчеркивая и усиливая признак сходства денотатов (ср., например, литературную метафору Не is a regular mouse с языковой а leg of a table или языковую метонимию the Bar с литературной All the world is a stage).

4. Результаты изменения значения
Все рассмотренные выше причины приводят к изменению значения слова. Согласно логической схеме, предложенной Г. Паулем еще в XIX в., изменение значения может проходить по нескольким направлениям: 1) расширение значения; 2) сужение значения; 3) смещение (сдвиг или перенос) значения. При расширении значения видовое понятие, присущее денотату, развивается в родовое, иначе говоря, происходит генерализация. Сужение значения, наоборот, предполагает, что исходное значение выступает как родовое, а измененное — как одно из составляющих его видовых. В современной лингвистической литературе чаще употребляется термин «специализация», введенный еще М. Бреалем, поскольку он точнее передает то, что происходит с исходным объемом понятия. Изменения третьего типа (смещение (сдвиг, перенос) значения) в отличие от первых двух типов не идут постепенно; как правило, подобный перенос осуществляется говорящим осознанно. Закрепление же результата в языке происходит при условии, что основание для переноса признается языковым большинством, т. е. образуются устойчивые коллективные ассоциации.
Расширение значения слова чаще всего происходит при появлении нового денотата или изменении понятия об уже существующем предмете, действии или явлении. Набор сем изменяется, предметно-логическое (денотативное) значение охватывает больший круг референтов. Например, глагол to bootleg, первоначально образно описывающий контрабандный ввоз спиртного в Соединенные Штаты Америки во времена «сухого закона», расширил свое значение (sell alcoholic drinks illegally) до более общего (sell anything illegally). Здесь на изменение значения явно влияют внешние, экстралингвистические обстоятельства, отражающие изменения в бизнесе. Другой пример генерализации под влиянием внешних факторов — развитие значения существительного holiday. Первоначально д.-а. halig dajg — «a religious feast day», затем c.-a. holi day — church festival falling on a week day, современное слово обозначает более широкое понятие — day of rest from work.
Причина расширения значения может быть и лингвистической. Так, борьба синонимов season и spring привела к расширению значения season от «part of the year between winter and summer» до «any part of the year».
Одни и те же причины могут приводить к разным результатам. В частности, та же борьба синонимов может закончиться сужением значения одного из них, как это произошло с существительным affection (первоначально — any feeling, в результате разделения «сфер влияния» с существительным feeling — feeling of love) или hound (первоначально — any dog, позднее — a certain kind of dog). Сужение значения слова возможно и по экстралингвистической причине, например при использовании слов общелитературной лексики в терминологическом пласте. Это отчетливо видно на примере слова atom, рассмотренного выше.
Сдвиг, или смещение, значения наблюдается по большей части при переносе значения с одного денотата на другой: beauty — 1) quality; 2) а person of this quality (результат конверсии). Аналогичное изменение находим в языковых метафорах, синекдохе, метонимических переносах и результатах синэстезии. При сдвиге объем значения остается прежним, но соотносится с иным количеством денотатов. Причины сдвига также могут быть неязыковыми. Изменения понятия о чем-либо или появление новых денотатов может привести к сдвигу значения, как это произошло, например, со словом caterpillar, рассмотренным в предыдущем параграфе. Смещение значения может также сопровождаться его сужением или расширением. Например, д.-a. gebed («prayer») с помощью метонимического переноса приобрело в современный английский период значение bead (for counting prayers), развившее к современному периоду суженное значение «small ball of wood, glass, etc with a hole through it, for threading with others on a string or wire».
Другим, оценочным результатом изменения значения может быть его ухудшение или улучшение. В первом случае нейтральное обозначение, например, социального статуса в слове villain (feudal serf, farm-servant) под влиянием общественного мнения ухудшилось до оценочного (person guilty or capable of great wickedness, scoundrel). Другой пример — появление отрицательной оценочности в слове boor. Первоначально это германское слово обозначало только крестьянина (a peasant, farmer). Уже к началу ранненовоанглийского периода оно употребляется в значении «illiterate, dull or insensitive peasant», а в современном словаре находим определение boor как «a rude, ill-mannered person». Противоположный результат развития значения наблюдаем в словах urbane (первоначально то же, что совр. urban — living or situated in town, затем — courteous, elegant, or refined in manner), marshal (servant looking after horses — general officer of highest rank), nice (д.-a. — foolish, c.-a. — pleasant), etc. Любопытно сопоставить разнонаправленные процессы в развитии семантики слов boy и knave.
Knave, д.-а. cnafa, c.-a. knave — исконно английское слово, имевшее первоначально оценочно нейтральное значение «a male infant, a boy, or youth» (ср. совр. нем. Knabe с этим значением). Параллельно развивалось значение «a boy or lad employed as servant», «a stable boy, groom; a cook's servant» и соответственно «a man low in rank or position». К концу среднеанглийского периода преобладающим становится именно это последнее значение, которое довольно скоро приводит под влиянием социальных отношений к появлению и закреплению в языке значения «rogue, unprincipled man». Следы первоначального значения сохраняются только в употреблении слова knave для именования игральной карты. Таким образом, мы наблюдаем явное ухудшение значения в слове knave.
Похожий процесс, но с противоположным результатом виден в семантической истории слова boy. В среднеанглийский период boi(e), как и knave, служит обозначением слуги (servant, person of low frank and position) и может употребляться в значении «a person lacking refinement, an ordinary fellow». Позднее, однако, слово boy теряет негативную оценку и в современном языке закрепляет только нейтральное значение «a youth, a male child». Очевидно, что здесь можно говорить об улучшении значения.
Таким образом, под влиянием причин как языкового, так и внеязыкового свойства значение может меняться и в количественном, и в качественном отношении. У звукографического комплекса появляется связь с несколькими денотатами, в объеме значения слова накапливаются его варианты, что приводит к появлению многозначности (полисемии).

Глава 3
МНОГОЗНАЧНОСТЬ (ПОЛИСЕМИЯ) СЛОВА
1. Понятие полисемии

Многозначность, или полисемия, слова (от латинского poly — «много»+ sema—«знак») — это наличие у языковой единицы более одного значения при условии семантической связи между ними или переноса общих либо смежных признаков или функций с одного денотата на другой. Полисемия может быть как грамматической, так и лексической. Примером первой может служить полисемия 2-го лица единственного числа русских глаголов: «Ты этого не поймешь» и «Тут ничего не поймешь» или артикля the в английском языке, выполняющего как уточняющую (The tiger was old), так и обобщающую (The tiger is a cat-like animal) функцию. Лексическая полисемия может быть определена как «способность одного слова служить для обозначения разных предметов и явлений действительности» (ЛЭС). Полисемия является языковой универсалией в системе европейских языков. Основана она на асимметричности языкового знака и отражает принцип экономии формальных средств при передаче максимального смыслового объема. Моносемия, т. е. наличие у языковой единицы одного значения, не типична для языка в целом. Однозначны главным образом термины, если они не образованы путем переноса от единиц литературного языка, или слова, заимствованные из других языков для обозначения экзотических объектов (igloo, koala). Однако и в этих сферах довольно часто наблюдается развитие нового значения. Так, один и тот же термин может оказаться многозначным даже внутри одной терминосистемы. В лингвистике таким примером служит термин «конверсия», обозначающий как «образование нового слова путем перевода данной основы в другую парадигму словоизменения», так и «одно из двух противополагаемых свойств как составляющих данную категорию». Термин «robot» в последние годы с развитием компьютерных технологий также приобрел новое значение — «a user who is actually a programme» (вспомогательная программа-пользователь). Также не однозначно экзотическое слово kangaroo — в конце XIX — начале XX в. в объеме его значения было сленговое «a all thin man, especially illshaped and round-shouldered». Существование самого принципа экономии языковых средств возникает из-за несоответствия объема памяти человека количеству осваиваемой информации. Г. Уоррелл (Н. Warrel) в своей книге «Science of Human Behavior» (Warrel, 1962) приводит такие данные: 500 самых употребительных слов английского языка передают более 10 000 значений, причем чем употребительнее слово, тем более развита система его производных значений. По другим подсчетам, на одно английское слово в среднем приходится до 25 значений. В речевом акте, высказывании используется одно из этих значений. Выбор нужного подсказывается окружением слова в конкретном речевом акте, иначе говоря, полисемия нейтрализуется контекстом.

1.1. Полисемия и широкозначность
От понятия полисемии следует отличать понятие «широкозначность». Термин был введен Н. Н. Амосовой; наряду с ним в литературе встречается его иноязычный эквивалент, «эврисемия». Некоторые авторы, например Д. Н. Шмелев, говорят о «наиболее общих лексических значениях» слова. Как мы уже видели, многозначное слово обладает в языке несколькими значениями. В условиях речевого использования выбору одного из значений способствует контекст. Широкозначное слово, напротив, вне контекста однозначно, но это единственное значение соотносится с несколькими разными объектами мысли. Слово, таким образом, имеет широкую семантическую референцию, его понятийный объем велик, а конкретное содержание уточняется (но не меняется!) в условиях речи, т. е. в контексте. Поясним сказанное примерами.
Глагол take имеет вне контекста одно значение, lay hold of smth, «приобщение объекта», которое в речи уточняется: take smth from the table — lay hold of smth with the hands; take advantage — use; take smb. else's hat — borrow without permission; take smb home —• carry, accompany; take a cup of tea — eat, drink; take notes — make a record of smth; take smb for a fool — suppose, consider, etc. Легко заметить, что все эти уточненные значения представляют собой вариации общего широкого, а их реализация зависит от контекста и проходит так же, как и в случае многозначного слова. По сути общее широкое значение в глаголе take остается неизменным, уточняется только способ или результат «приобщения» в зависимости от сочетания, в котором используется глагол.
Сужение конкретного содержания характерно и для широкозначных существительных. Например, существительное thing обладает общим широким значением «any material or non-material object». В контексте высказывания слово попадает в сочетания, уточняющие это широкое значение: swimming things — belongings; there's an-other thing I would like to ask you about — there's another subject...; That only makes things worse — circumstances; You take things too seriously — events, circumstances. Контекст может усилить эмоциональные коннотации (sweet little thing — a
darling) или стилистически переместить слово (см., например, сленговые употребления этого существительного в речи Холдена Колфилда, героя романа Дж. Сэлинджера «Над пропастью во ржи»).

1.2. Полисемия и контекст
1.2.1. Общее определение контекста

Как уже говорилось выше, выбор необходимой части объема значения многозначного слова происходит в условиях речи в зависимости от контекста (лат. contextus — «связь, соединение»). Если попытаться объединить многочисленные определения контекста, даваемые разными авторами, получится краткая формула, предложенная И. Г. Торсуевой: «Контекст — фрагмент текста минус определяемая единица» (Торсуева, 1990). Фрагмент текста, разумеется, должен включать в себя определяемую единицу, составляя ее левое и правое окружение, быть необходимым и достаточным для определения значения и не должен противоречить общему смыслу текста. Однако и в таком развернутом виде определение контекста не охватывает всех условий, в которых объем значения многозначного слова может быть уточнен. Пояснения, предлагаемые некоторыми справочниками (например, «контекст — рассмотрение единиц одного вида в соотнесении с соположенными им во времени или пространстве единицами того же вида» или «условия, особенности употребления данных элементов в речи»), представляются довольно-расплывчатыми. Наиболее подробной и непротиворечивой, на наш взгляд, является теория контекста Н. Н. Амосовой. Вкратце она сводится к следующему: многозначное слово, семантически реализуемое в речи, является ядром, вокруг которого находятся единицы-индикаторы, т. е. указательный минимум окружения, помогающего сделать нужный выбор. Контекст, по Амосовой, — это сочетание ядра и индикаторов, взаимно влияющих друг на друга (ср. с определением контекста, данным Ф. А. Литвиным, — «известные адресату из кода сведения о других элементах речевого высказывания»). В зависимости от характера индикаторов можно выделить несколько типов контекста. Прежде всего это группа лингвистических типов: лексический, грамматический и лексико-грамматический типы. Подробнее мы рассмотрим их ниже. Вторая группа типов контекста — внеязыковые условия, в которых протекает речь. Если при наличии лингвистического контекста индикаторы находятся в самом тексте и обязательно представлены языковыми единицами, то при контексте внеязыковом значение реализуется за счет чего-то, находящегося за пределами текста. Для описания условий речевого акта, не выраженных материально, Н. Н. Амосова использует термин «речевая ситуация», предлагая такие ее разновидности, как «жизненная ситуация», «описательная ситуация» и «тематическая, или сюжетная, ситуация».
Разумеется, влияние всего речевого отрезка и условий его использования на выбор необходимой части объема значения многозначного слова не столь линейно. Именно поэтому в литературе можно найти огромное количество типологий и классификаций контекста, возникающих в зависимости от целей каждого исследователя. Так, принято выделять микрон макроконтекст, где микроконтекст — это минимальное окружение единицы плюс дополнительное кодирование в виде ассоциаций, коннотаций и т. д., а макроконтекст — окружение единицы, позволяющее установить ее функцию в тексте как в целом. Говорят также об эксплицированном (эксплицитном) вербальном и невербальном и имплицированном (имплицитном) контекстах; по функциональному принципу выделяют разрешающий, погашающий, компенсирующий и другие типы контекта. У О. С. Ахмановой находим указание на такие виды контекста, как бытовой, театральный, топонимический, метафорический; совершенно особо контекст трактуется в теории литературы и исследованиях по эстетике. В наши задачи не входит полное исследование этой сложной проблемы, поэтому ограничимся описанием условий снятия многозначности, опираясь на теорию Н. Н. Амосовой и ее более поздние разработки.

Продолжение>>>

Коммерческое использование книги запрещено! Книга взята из открытых источников в интернете и предоставлена только для ознакомления. Если Вы являетесь автором этой книги и не желаете видеть её на нашем сайте - напишите об этом нам и мы сразу удалим её с сайта.

Елисеева В. В. "Лексикология английского языка" скачать, читать бесплатно
Copyright © 2005-2014 Павел Киселёв. Все права защищены. Публикация и использование любых материалов сайта на других проектах и в СМИ запрещено! Нарушители будут преследоваться по закону!
По всем вопросам, замечаниям, предложениям обращайтесь homeenglish@mail.ru Rambler's Top100